ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ



СЛЭШ-ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА


СЛЭШ-ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИНСПЕКТОРА МОРСА, ИНСПЕКТОРА ЛЬЮИСА И ИНСПЕКТОРА РИГАНА


СЛЭШ-ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЭРКЮЛЯ ПУАРО



СЛЭШ-ПРИКЛЮЧЕНИЯ И "ЧИСТО АНГЛИЙСКИЕ УБИЙСТВА"



СЛЭШ–ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГЕРОЕВ ДРУГИХ ФАНДОМОВ


СЛЭШ клипы


ОБОИ


ПЕТР I+АЛЕКСАНДР МЕНШИКОВ=ФАНФИКИ ОТ SEAN

Название: Конец любви

Автор: Jean–Paul

Категории: слэш

Жанр: angst

Фэндом: Чисто английские убийства

Герои: Том Барнаби/Гевин Трой

Рейтинг: NC–17

Содержание: Последняя встеча инспектора и его бывшего сержанта.

Дисклаймер: Эти герои не приносят мне дохода. Безумство поведения героев – на моей совести.



Ночь 3 июня 2008 года запомнилась навсегда. Свадьба дочери, конечно. Но это в 2 часа дня. Церковь, потом застолье. Я говорю речь прямо из головы, потому что из-за суматохи не помню ни единого заготовленного слова. Калли и Саймон уехали, Джонс руководит застольем и развлечениями, а я только и ждал, когда алкоголь подействует.

Джойс заявила примерно в 9.30, что едет провожать родителей. Как мило с ее стороны. Дед с бабкой рады. Я заявляю, что хочу поболтать с Троем. Как мило с моей стороны, да?

Номер этого красного кошмара, который он гордо именует своей машиной, R647VLF. Когда мы столкнулись, Трой не только ехал по встречной, но и вылез из машины ничего не соображая, оглядывался, как контуженный. У него явно с головой стало хуже. Но как я был рад его видеть именно здесь, на затерянном повороте проселочной дороги! Констебль молчал и этим не давал нам перемолвится ни единым словечком. Хотя, нет. По дороге к моему дому мы говорили о погоде.

Ближе к десяти я нахожу его на улице. Он курит вместе со старыми знакомыми, бывшими соседями.

– Сэр?

– Да, Трой.

– Все нормально?

– Да. Просто воздухом подышать надо.

– Может, прогуляемся?

Он все понимает, мой Трой. Мы не виделись долго. Я скучал.

Тут недалеко есть местечко, где можно посидеть. Да и не только посидеть. Но у меня нет ключей.

Мы идем по темной улочке. Летняя ночная прохлада действует благотворно – теперь никакой мути в голове.

– Надо открыть дверь.

– Ключей нет?

– Не-а. Дома.

– То есть, если взломать, ничего такого страшного не случится?

– Нет. Это же дом Калли.

– Черт! Ладно. Давайте через заднюю дверь.

Мы обогнули дом. Трой навалился на хлипкий замок.

– А Джонс сегодня сломал мою кредитку, - вспомнил я.

– Зачем?

– Пытался вскрыть дверь печатной конторы, куда я ездил за приглашениями.

– Ясно, - он налег еще раз, надавил плечом, замок хрустнул. – Добро пожаловать, сэр!

Я закрываю дверь, ищу рукой выключатель.

– Не так уж и темно, - Трой идет вперед.

– Гостиная прямо.

– Да, я знаю, – не оглядывается. Он стал увереннее в себе, это очевидно.

В гостиной есть маленький ночник, его свет почти не виден с улицы. Щелк!

– Я лишился машины, а вы кредитки? – он садится на диван и улыбается так широко, что мне становится не по себе. Я чувствую себя глупо.

– У твоей машины пара царапин, а моя кредитка порвана пополам. Есть разница?

– Джонс сказал, утром взяли убийцу.

– Да. Богатенького придурка.

– А у нас затишье. Пара вяленьких расследований, да один висяк. Я ничем похвастаться не могу.

– И слава Богу! Хочешь выпить?

– Можно. Только…

– Что? – я наливаю бренди.

– Я думал сегодня же вернуться. Не договорился.

– С девушкой? – я прячу нос в стакан. Трус.

– Нет, завтра мне на дежурство. Я даже одежды с собой не взял, думал вернусь, - он молчит, пьет, а потом жарко так говорит. – У меня нет девушки.

– Опять?

– Да. Лили бросила меня после очередной неявки на свидание. Но я не жалею. Нам было скучно вместе.

Я подливаю еще.

– А как у вас?

– В смысле?

– Дела-то как?

– Все нормально. Дочь пристроена. Жена довольна. Захапала мой вклад в банке и совсем меня не беспокоит. Ну, кроме этой свадебной суеты ничего особенного не происходило.

– Ясно.

Неужели нам не о чем поговорить? Я так о многом хотел его спросить! Как он живет, работает, есть ли новые друзья, скучает ли?

– Я скучал, - вдруг говорит он.

– Я тоже.

Мы смотрим друг на друга. Улыбаемся.

– Можно, я здесь переночую?

– Конечно, - я встаю и иду наверх, гостевая спальня направо.

– Кровать застелена, - зачем-то говорю я и чувствую его руки на моих плечах. Я поворачиваюсь, он склоняется ко мне. Мы целуемся - два бывших коллеги, два бывших любовника, два чужих теперь человека.

Он действительно растолстел.

– А ты по-прежнему в форме, - говорит он, заглядывая мне в глаза. Я знаю, что стал думать вслух.

– Глупости. Я покупаю трусы на два размера больше.

– Это не из-за этого.

– А из-за чего?

– Не обтесываешь, - он смеется пошлости и садится на постель.

Да, я давно не занимался сексом. Собственно, последний раз это было чуть ли не год назад в Оксфорде с одной милой проституткой. А сейчас, когда Трой теребит молнию на моих брюках, мне становится страшно.

– Можно, я сам? – я его раздеваю. Получается быстро. Откидываю одеяло, накрываю. У него стоит. А я ложусь рядом в трусах и майке.

– Сними, - он ласково просит.

– Потом, - уклоняюсь я и начинаю атаку. Руки, губы, язык. Я хочу, чтобы он бился в моих объятиях.

– Гевин!

– Да?

– Можно, я возьму у тебя в рот?

– Том, ты сведешь меня с ума, - голос совсем как десять лет назад, когда он был молоденьким, девственно чистым и наивным сержантом. Я с ним по-прежнему счастлив.

Я любил это когда-то. Люблю и сейчас. И я люблю, когда он отталкивает меня, а потом замирает. Вязкая сперма льется мне на губы. Все тот же вкус, тот же запах. Только почему-то он не вытирает член о мои щеки, как делал это всегда. А я ведь брился утром.

Его слишком художественно выстриженная челка трется о мое плечо. Он тихо смеется.

– Я так долго мечтал об этом, - шепчет он.

– Я тоже, Гевин.

Он обнимает меня, а я вдруг осознаю, что происходит: он, не прикасаясь, чувствует, что я полный ноль.

– Том!

– Ммм?

– Ты был у врача?

– Зачем?

– Прости…

Он сжимает меня еще крепче, утыкается носом в шею.

– Я просто слишком долго этого хотел, – что я могу еще сказать? – Давай подождем немного.

– Хорошо.

Ничего хорошего. Зачем Гевину, да и кому-то еще, старый пень, у которого стоит через раз, а то и через два. Если бы он был обычным мужиком, которому вполне хватает простых радостей… Но ведь я всегда был сверху. Я должен быть сверху. Я не могу иначе. Глупые рассуждения! Теперь я никак не могу.

Трой гладит меня. Медленно скользят пальцы сверху вниз, вокруг, между складок. Он очень хочет, я понимаю. Он привык к нашей модели интимных отношений. Да и вообще к нашей модели семьи.

– Прости меня, Гевин, - глажу его волосы, целую макушку.

– Все в порядке. Это ведь временно?

– Надеюсь.

Он мягко целует меня в губы. Ему тоже грустно. Он ведь знает, что нет ничего более постоянного, чем временное.

В три, когда ночная мгла еще не рассеялась, я закрываю дверь спальни. Я бегу с поля боя.

Ночь с 3 на 4 июня 2008 года. Наша последняя встреча. Конец любви.

Fin

♂ вверх страницы